ДАО ЭКОЛОГИИ

5 ноября прошлого года в Китае произошло нечто беспрецедентноевозможно, и не столь зрелищное, как Олимпиада в Пекине, но гораздо более значимое исторически как для Поднебесной, так и для всего мира… Правда, никто этого не заметил: было мало шуму и пыли.

Первосвященники всех даосских церквей собрались вблизи старинной столицы Нанкин, чтобы принять Семилетний план по изменению климата. Все, кто хоть немного знаком с экологической ситуацией на Земле и знает климатические условия Китая, поймет, что если это не шутка, то должно произойти нечто доселе невиданное. Разумеется, что в коммунистически ориентированном обществе все религиозные мероприятия находятся под бдительным присмотром властей и делу будет дан ход только с их одобрения. Тем не менее, следует признать, что никакая иная конфессия, пусть и не столь древняя и почтенная, вросшая корнями в самую седую древность своей страны, могла бы выбрать для своей деятельности более грандиозную и благородную цель — как в политической, так и в общечеловеческой перспективе.

Но как эти почтенные люди, со скорбью и скепсисом взирающие из своих заоблачных храмов на агонию природы на планете, смогут что ­то изменить в своей огромной стране, чья экономика так же, как и во всем мире, базируется на углеродном сырье? Одно дело — религиозная доктрина, и совсем другое — фабричное производство. Как бы глубоко в душе вы ни веровали, каким бы яростным и бескомпромиссным бойцом за экологию себя ни считали — вы часть общества, и что вы сможете противопоставить его растущим потребностям? Свое пастырское наставление на Путь? Или призыв есть люцерну и не ездить на двигателях внутреннего сгорания?

Давайте попробуем их понять

Во-первых, китайский даосизм присутствует на своей земле непрерывно в течение тысячелетий. Миновали династии, менялась власть и официальная идеология, но Путь оставался неизменным и пережил их все, означая для китайца нечто гораздо большее, чем можно объяснить словами. По сути, даосизм и сейчас оказывает универсальное, хотя и труднообъяснимое влияние на китайское общество, являясь его сердцем так же, как конфуцианство — общественным сознанием, а буддизм — трансцендентными порывами души.

Во-вторых, ценности и верования даосизма сейчас вновь встают во главу угла в китайском обществе — теперь уже применительно к экономической и социальной политике. Даосизм более не является локальным — персональным или семейным — верованием, бессмысленным ритуалом или традиционным праздником. Мастера даосизма, как это ни парадоксально, усиливают свое влияние на политиков и бизнесменов, обретая все большую поддержку с их стороны. Нечего и говорить, что форум даосских иерархов вызвал не просто безоговорочное одобрение, а ревнивое желание предоставить любую помощь у коммунистических чиновников самого высокого ранга. И неудивительно — власти нуждаются в этическом обосновании своего правления не меньше, чем все прочее народонаселение — в чистой воде и свежем воздухе. Потребность в Небесном Мандате — право, не худшее стремление власти. И когда она приходит на поклон к Мастерам, испрашивая поддержки в построении витального, гармоничного будущего — можно думать, что такой стране повезло гораздо больше, чем нашей.

Распространяться о том, на какой реке и в каких горах что конкретно будет построено или, наоборот, законсервировано, что будет запрещено и что станет поощряться в бизнесе — в рамках маленькой статьи неуместно, да и, наверное, неинтересно. Привлекает внимание другое. Единение власти и церкви произошло в точке, которая наиболее благоприятна для общества в целом. Это не ежегодное выстаивание Рождественской службы со свечой в руке, после чего весь год преспокойно и грубейшим образом нарушаются не только конституционные установления, но и Божеские заповеди. Китайские коммунисты запросили поддержки, чтобы мобилизовать общество для спасения гор и вод своей страны. Для решения такой задачи необходима Вера — и не обязательно только даосизм.

В­-третьих, что интересно, даосизм обладает особенностями, делающими его способным противостоять энтропии не только в виде главной, направляющей официальной религии. Его удобство в том, что со времен Лао Цзы он воспринимал служение природе как священную обязанность, нечто, что мы должны делать, чтобы сохранить гармонию внутри и вне себя. Так, нарушение углеродного баланса грозит полному провалу между инь и ян, Землей и Небом, угрожает катастрофами и бедствиями. Не нужно даже придумывать новых слов.

В­-четвертых, даосы не только болтают с амвонов. Задумайтесь над отдельным конкретным фактом. За 2008 год они установили солнечные батареи на половине всех своих храмов по всему Китаю и вскоре собираются сделать это во всех святых местах, чтобы на деле до минимума снизить нагрузку от своего присутствия на природу. Они обеспечивают всесторонний контроль и обслуживание всех вопросов, касающихся климата и окружающей среды: водо­- и землепользования, защиты биологического разнообразия видов, эффективности энергозатрат в быту и на производстве, включения естественных дисциплин в образовательные планы школ и духовного среднего образования в целом; влияют на общество через масс­медиа или посредством защиты частного бизнеса, и т. д. Мощный и незаметный корпус даосского духовенства (не путать с приживалами в монастырях!) будет использовать новый план, чтобы создать единонаправленное и систематическое влияние на все отрасли деятельности, затрагивающие климатическую безопасность и управление природными ресурсами Китая. Амбиции простираются не только на грядущие семь лет, но намного дальше, вплоть до изменения отношения к феномену жизни всех последующих поколений жителей страны. Поскольку даосская практика не имеет границ — и готова поддерживать «священный танец» светил в космосе, если будет на то нужда.

Станет ли эта деятельность тем решающим усилием, которое сместит приоритеты на шкале ценностей — как в Китае, так и по всему миру? Если вам дороже состояние вашей печени, нежели тщеславное удовлетворение, получаемое от покупки новой машины или не слишком­то нужной новой шубки, то, безусловно, да. Обнадеживает то, что нечто похожее, правда, в весьма редуцированном виде, происходит во всех главных Церквях планеты. Их инвестиции, строительство и образование за последние несколько лет заметно «позеленели». Однако провозглашать и молиться не есть то же самое, что проводить химический анализ стоков всех мелких речек и ручьев в округе с 10­миллионным населением. Есть и еще одно «но»: все церкви мира, кроме даосской, делают упор на собственную духовную уникальность, значимость и благотворительность, добиваясь общественного резонанса, т. е. так же доказывают необходимость своего существования, как и любые иные властные структуры. Однако издавна известно: искренность в оправданиях не нуждается.

Мораль сей басни такова: больше дела, меньше слов. Что ­то подсказывает, что китайские даосы свою семилетку выполнят и перевыполнят, природу Китая сохранят.

А мы?..

 

Отношениями Человека и Природы управляют четыре базовых принципа:

1. Следуй Земле

В «Дао Дэ Цзин» сказано: «Человек следует Земле, Земля следует Небу, Небо следует Дао, Дао следует естественности». Истинный даос уважает Землю. Он не должен препятствовать чему­ либо, порожденному ею, расти и развиваться предначертанным путем. Даос следует интенсивным путем развития, пользуясь собственными ресурсами.

2. Находись в гармонии с природой

Соединяясь, две противоположности, Ян и Инь, порождают энергию всего сущего. Раз осознав это, человек не станет эксплуатировать природу, а будет мудро использовать и сочетать ее свойства на благо себе и учиться у нее (не станем оспаривать этот общепринятый принцип, об алхимической практике мы здесь не говорим). Очевидно, что на большом временном отрезке практика пассивного природопользования приносит человечеству гораздо больше пользы, чем бурная деятельность по ее изменению.

3. Не старайся урвать побольше

Если развитие какой либо отрасли деятельности угрожает гармонии и равновесию в природе, даже если это сулит большую единомоментную выгоду, добродетельный человек должен удаляться от такого соблазна. Распущенность и жадность приведут к расхищению богатств недр и глубин. Быть слишком успешным значит находиться на пути к поражению.

4. Поддерживай изобилие и разнообразие в природе

Даосизм обладает удивительным чувством меры, которое позволяет ему, не влезая, как говорится, в душу, эффективно и доходчиво направлять людей к благу. В частности, всем известен постулат: если все процессы во Вселенной развиваются должным образом, то и общество пребывает в покое и изобилии. Если нет, такое государство клонится к закату. Эта точка зрения устраивает как народ, так и правительство в общенациональной заботе о природе Поднебесной и дает всем слоям общества надежду на то, что будущим китайцам не нужно будет переселяться на Луну.

 

 

 

 

Похожие записи


Оставь комментрий

Свежие записи

Свежие комментарии

Рубрики

Архивы